По-прежнему ли Америка является основой европейской обороны?


Пока в Хартленде дружно отмечали День защитника Отечества, в США не спали, а думали, как бы выбить денег из прижимистого Евросоюза на глобальную оборону. Разговоры о том, что европейцы не выполняют условия Североатлантического партнерства, идут довольно давно, но особенно ярко недовольство американского истеблишмента своими союзниками проявилось во время предвыборной кампании Дональда Трампа, который в открытую заявил, что считает НАТО «устаревшей структурой».
Однако откровения США о российской угрозе ничего, кроме сердечного отклика, в Евросоюзе не вызывают. Западная Европа не спешит раскошеливаться в пользу НАТО.
Например, в 2015 году Германия, стиснув зубы, потратила на Североатлантический альянс 1,2% от ВВП, Италия – менее 1%, Франция – 1,8%. В марте 2016 года эксперты Фредерик Мауро и Клаус Тома по заказу Европарламента проанализировали ситуацию с «недофинансированием» и пришли к выводу: возврат долгов альянсу даже европейским «локомотивам» нынче не по карману.
Германии, чтобы ликвидировать отставание, нужно увеличить военные расходы вдвое – до $31 млрд. Италия и Испания для этой же цели должны выдернуть из бюджетов $20 млрд и $15 млрд соответственно. Нидерланды и Бельгия тоже в глубочайшей долговой яме перед альянсом – соответственно $7,5 млрд и $5,5 млрд. К примеру, для Бельгии это почти 10% бюджета страны.
Мюнхенская конференция по безопасности, которая прошла 21 февраля, стала своего рода ультиматумом американских политиков и генералов европейским лидерам: или деньги, или сами разбирайтесь с «русским медведем», у нас хватает проблем в Южной Азии.

Эту тему подхватывает The National Interest (в нашем переводе с небольшими сокращениями).

По-прежнему ли Америка является основой европейской обороны?
Как показывает практика, на военную защиту США в Европе стали полагаться больше, чем когда-либо.

На недавней конференции по безопасности в Мюнхене в очередной раз проявилась разница между американцами и европейцами по вопросам безопасности.
К сожалению для Запада, многие европейские лидеры, и даже некоторые американские политики, воспользовались предоставленной возможностью сказать об этом с трибуны, ссылаясь на нового американского президента.
Хотя это правда, что лидер США представляет некоторую проблему для сплоченности западных стран, эта показная проблема игнорировала вполне реальные внешние структурные угрозы западному альянсу.

Эти действительные угрозы состоят из трех частей:
– во-первых, проблема, которая состоит в неспособности Западной Европы защитить свою собственную границу;
– во-вторых, неспособность Европы защитить своих восточных соседей – государства-члены НАТО;
– и в-третьих, постоянные усилия Китая, направленные на то, чтобы взять под свой контроль главные артерии торговли между Европой и Азией в Южно-Китайском море.

Если для Дональда Трампа и сторонников его картины мира существуют одни внутренние угрозы для единства Запада, то для европейцев они совершенно иные. Одна из них заключается в собственной пассивности. И то, что американская конструкция безопасности зачастую игнорирует это видение союзников, является неверным.
Это игнорирует долгую историю Западной Европы в создании и защите правил и норм, в том числе ее решающую роль в создании международного права, ООН и самого НАТО.
Несмотря на это, европейские элиты все больше и больше говорят о вызовах Китая к американскому порядку, который тихо убаюкивает США в их решимости защищать Европу.

Разумеется, европейская пассивность не исключает многосторонней дипломатической деятельности в отношении Ирана, Сирии и даже Украины. Следует отметить, что власть представляет собой смесь жесткой и мягкой силы, и никто не может отказаться от одного, не утрачивая другого.
Происхождение и природа европейской пассивности – это вопрос академической дискуссии.
Тем не менее, независимо от их чувств к нынешнему президенту США, тот факт, что он обладает способностью защищать Прибалтику и Польшу от России, в то время как Европа этого не делает, говорит сам за себя.
Один этот факт подчеркивает все, что случилось с Европой в данный момент.

Придирка Трампа к тем процентам от ВВП, которые европейцы должны тратить на содержание НАТО согласно уставу организации, показывает то, что он не знает их реальных возможностей.
И здесь кроется масса нюансов.
В состоянии ли немцы содержать боеспособные войска и адекватно заботиться о вооружении армии? Может ли Франция перебросить свои войска за границу тогда, когда она хочет? Может ли богатейшее банковское государство Люксембург, которое платит дрянные 0,44 процента в бюджет альянса, обеспечить патрулирование своего воздушного пространства? Есть ли на вооружении у какого-либо из европейских государств система C4ISR (американская стандартизированная система C4ISR (Command Control Communications Computers Intelligence and Reconnaissance – система управления, связи, компьютерного обеспечения, разведки и наблюдения), обеспечивающая эффективное применение высокоточного оружия в современной воздушной войне?

Европейские уверения о том, что они тратят огромные суммы на развитие институтов и учреждений для решения вопросов с беженцами, являются просто отговорками и не дают ответа на основную критику по поводу их реальных возможностей в сфере обороны.
Простой факт заключается в том, что, если Россия вдруг решит вернуть себе Прибалтику, утверждая, что имеет исторические претензии на эти земли, и вторгнется на территорию Прибалтийских стран, Западная Европа ничего не сможет с этим поделать.

Россия, на военной службе у которой находится три четверти миллиона солдат, больше танков, чем в любой другой стране, и у которой третьи по величине военно-воздушные силы в мире, обладает одним из крупнейших военных потенциалов на планете.
Кремль также провел большие объемы модернизации вооружений, так что Россия превосходит Европу не только в количестве, но и в качестве.
В этом контексте учреждения и институты не имеют смысла. Даже дипломатия, имея такого противника, была бы бессмысленна, если не имеет поддержки военной мощи. Мир приходит через силу, как говорит пословица, а не через пассивность.

Европейцы, пребывающие в шоке от транзакционного подхода администрации США к содержанию НАТО, должны принять к сведению, что эта тенденция началась при администрации Обамы с министра обороны США Роберта Гейтса, который не раз бичевал Европу. В своем заключительном обращении в 2011-м к мозговому центру в Брюсселе он заявил:
«Тупая реальность такова, что терпение в конгрессе США скоро лопнет, так как в американском политическом организме происходит истощение, усугубленное необходимостью расходовать всё более драгоценные средства на безопасность тех народов, которые, по-видимому, не желают выделять необходимые ресурсы в свою защиту, чтобы быть серьезными и боеспособными партнерами».

Учитывая эти настроения, Гейтс мог бы легко предсказать приход к власти Трампа как необходимой фигуры в американском государственном устройстве. Это делает реакцию немецкого лидера Ангелы Меркель всё больше мистифицированной.
Отвергая давление Джеймса Маттиса по поводу увеличения военных расходов, она настаивала на том, что существование НАТО в равной степени ценно как для Соединенных Штатов, так и для других его членов.

Это было похоже на то, как если бы ваш сосед по комнате, который никогда не мыл посуду, вдруг настоял, что вы должны продолжать делать это, потому что есть очевидные выгоды от того, чтобы раковина была пустой и чистой.

В эпоху, когда среди союзников США в Азиатском регионе появилось желание принести к общим военным расходам больше солдат и денег, эта европейская пассивность настораживает.
Европейские элиты убедили себя в том, что администрация Трампа является основной «причиной для беспокойства» на мировой арене. Наблюдается явная склонность к дезориентации, что только усугубляет проблему.
Одновременно они проигнорировали тот факт, что после воздушной войны в Косово Западная Европа больше не в состоянии остановить конфликт, возникающий на ее пороге.
В эпоху быстрорастущих глобальных вызовов и угроз европейская пассивность и фрирайд оказывают страшное воздействие на западную сплоченность. Европейцы должны отметить, что из-за демографических изменений в Соединенных Штатах и экономических и политических изменений в Азии многие в Вашингтоне начинают видеть Азию в качестве будущего глобального центра тяжести.

Жители Европы больше не будут иметь возможности принимать как само собой разумеющееся партнерские связи с Америкой, как это было раньше, когда Вашингтон отдавал Европе центральное место в своей глобальной системе обороны.
В недалеком будущем европейцы должны принять решение, является ли это действительно западной системой обороны или только американской системой, и если это будет первый вариант, то они должны будут соблюдать правила игры.

Posts from This Journal by “политика” Tag